Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

котэ

(no subject)

«Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это неважно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье! Футбольным комментатором? Пожалуйста!
Клоуном в торговом центре? Отличный выбор!»

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий клоун с подтеками грима на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?»

А я скажу: «Милый, но я следовала за тобой во всем, я не хотела давить на тебя! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами». А он
скажет: «Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий программист с глубокими морщинами на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в „Гугл“. Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым?
Чего ты добивалась, мама, когда заставляла меня учить математику?»

А я скажу: «Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой». А он скажет: «А на хрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Он скажет «ох» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот.
Буду ему с трех лет твердить: «Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?»
А я скажу: «Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа». А он скажет: «А на хрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все, лишь бы хоть раз, хоть раз понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Этот текст — хорошая профилактика нашего материнского перфекционизма — стремления быть идеальной мамой. Расслабьтесь! Как бы мы ни старались быть хорошими мамами, нашим детям все равно будет что рассказать своему
психотерапевту".

Автор Светлана Хмель
фингал

Как мы похоронили Трофимовну.

В моей голове была только надежда, что когда я умру никто не будет пересчитывать сколько у меня было юбок и свитеров. Я подумала, что нужно бы избавиться от части их уже сейчас.
Оригинал взят у llorax в Как мы похоронили Трофимовну.


Наша соседка, Евдокия Трофимовна Балахонова - или просто Трофимовна (так принято в деревне) - умерла 7 ноября 1997 года. Но в тот день никто этого не заметил. Два дня в Чухраях была пурга, первая в том году. Все дороги замело снегом. Через три дня, когда выглянуло солнце, Игорь пошел в лес. Когда он проходило мимо дома Трофимовны, ему показалось странным, что из трубы не идет дым. Он вспомнил, что не видел дым и накануне. Обычно она топила печку рано утром, перед рассветом, и нам из окна были видны клубы дыма, поднимающиеся в небо.

Игорь пошел в следующий дом, где жил Василий, по кличке Калкан, и спросил, когда тот видел соседку в последний раз.
- Два, а может три дня назад, - сказал он.
Тогда Игорь с Калканом пошли посмотреть.
Они постучали в дверь, запертую изнутри, но никто не ответил. Игорь заглянул в окно. Широкая кровать со взбитыми подушками, где она обычно спала, была пуста, покрывало откинуто. Тишина. Вдруг в окне появилась кошка и стала лихорадочно царапать его, стараясь выбраться наружу. Игорь отогнул гвозди, которые держали маленькое оконное стекло, и кошка стремительно выскочила и скрылась за домом. Это то, что он мне рассказал, когда вернулся, чтобы сообщить, что Трофимовна умерла.
- Я просто знаю, что это так, - сказал он. - Она не приходила за водой уже два дня. Дыма нет. И кошка. Явно она не ела несколько дней.
Collapse )

facepalm

Приняли на митинге

Сегодня приняли на типамитинге.
Пошел поглазеть сколько народу придет. Из 100 человек пришло около 10-ти, из них половина - школьники. Сотрудников полиции было человек 15-20. В итоге начал беседовать с мужчиной о политике - увели за то, что слишком много говорю. Отвезли в отделение, там правда через полтора часа отпустили. Отговорился вроде. Но мозги у сотрудников полиции промыты конечно капитально.
котэ

Ноябрьск. ЯНАО.

Ноябрьск ЯНАО


За окном греющий душу сибирский морозец -20.
Ласковый ветерок 6м/с, приятно ласкающий лицо.
Стремительные сумерки предстоящей приполярной ночи.
Хрустящий под ногами чистейший снег.
Индустриальный пейзаж промзоны - душа так и просит ночной прогулки.

вот тут я сижу